В 50-е годы

Непродолжительное время после окончания войны в СССР, впервые за все годы советской власти, было благосклонное отношение к иностранцам-союзникам – американцам, англичанам, французам. Именно в это время в СССР появляются первые "стиляги" – молодые люди, подражающие западной моде. Они всеми способами доставали и выменивали американские туфли и другую одежду, слушали американский джаз и танцевали буги-вуги. Уже в 1947-м году они подверглись критике в журнале "Крокодил".





На фото: Советская туристка из состава делегации Минкультуры
во время поездки в Италию в модном полосатом платье с нижней
юбкой из капрона. В руках - элегантная сумка на длинном ремне.
Италия, 1954 г.


Краткий период «братания» с союзниками быстро закончился, наступило время холодной войны. Всех иностранцев из страны выслали, а с проявлениями западной моды вновь стали беспощадно бороться. Апофеозом стиляжничества и преступной идеологии был объявлен, в частности, предложенный в 1947 году Кристианом Диором стиль. Одним из основных "вредоносных" качеств этого стиля была его сексуальность, которая, как известно, всегда признавалась советской идеологией практически преступлением. В журнале "Советская женщина" в том же 1947-м году было опубликовано письмо с большим количеством подписей под названием "Дадим отпор западным модам". Вслед за этим подобные "письма" и публикации прокатились широкой волной по советской прессе, в них объяснялось, насколько неидейно, ненужно и вредно советской женщине копировать западные образцы.

В 1944-м году в СССР открылся и стал издавать свой журнал Всесоюзный дом моделей на Кузнецком мосту.




На фото: Группа стиляг в модных платьях и лаковой обуви
на низком каблуке. Москва, 1958 г.


На рубеже 1949-1950-х гг. состоялся визит в СССР Мао Цзэдуна – началась эпоха Великой дружбы СССР и Китая, продлившаяся до конца 1950-х гг. Началась крупномасштабная торговля с Китаем, которая позволила одеть население СССР в продукцию китайской легкой промышленности. В СССР хлынул поток т.н. "китайского ширпотреба" – вещей, которые поразили воображение советских людей, поскольку были яркими, цветными, качественными, доступными по цене и никогда прежде в СССР не виданными. В быт и гардероб советских людей широко и надолго вошли товары китайского производства.

Мужская мода этого периода 1940-1950-х гг. также подверглась значительным изменениям. В результате войны в СССР появилось много высококлассных мужских портных-евреев, ставших беженцами с западных территорий, спасаясь от фашизма. Все советское руководство после войны одевали портные-евреи из Польши и Литвы. Главным портным советской элиты был портной Зингер. Обувь для советской элиты изготавливали обувщики-армяне из числа тех, которые вернулись в СССР после войны из Сирии и Ливана.

Мужская мода менялась не так быстро, как женская. Трофейное влияние коснулось ее, главным образом, в области тканей и покроя пиджаков. В 1940-е гг. распространилась мода на рубашки с мягкими воротниками без галстука.

Стиль New Look, предложенный в 1947-м году Кристианом Диором, несмотря на все гонения, все же окольными путями проник в СССР, хотя и потребовалось на это от шести до десяти лет. Этот стиль предлагал совершенно новый женский силуэт – без подплечиков, с покатыми плечами; с бюстом, поднятым благодаря грации; сильно утянутую талию и очень широкую юбку в 1,5-2 солнца на подъюбниках. Поначалу новый силуэт был встречен в штыки не только в СССР, но и на Западе.




На фото: Модель из коллекции Christian Dior в новом стиле
New Look, Париж, 1947 г.


Общество, привыкшее за годы войны к достаточно мужественному облику женщины – боевой подруги, было не готово воспринять новый образ, являвший собой воплощенную утонченность и женственность. С неодобрением после долгих лет материальных тягот и дефицита товаров воспринимался и колоссальный расход ткани, который требовался на изготовление этих многослойных сверклешеных юбок. Не говоря уж о том, что New Look требовал от женщин поменять весь свой гардероб – обзавестись нижними юбками, грациями, чулками, трусиками-бикини, туфлями на шпильке и т.д., сменить прическу и обеспечить тонкую талию.

Однако, несмотря на все это, новый стиль был обречен на успех, поскольку женщины, лишившиеся в войне огромного количества мужчин, были поставлены в условия жесткой конкуренции, победить в которой могли только самые сексапильные, а именно сексапильность и была гвоздем стиля New Look. В 1949-м году Кристиан Диор предложил и узкий силуэт, который, конечно же, был также с негодованием осужден советской идеологией как буржуазный, развратный и неподобающий женщине – строительнице коммунизма.

В 1955-м году, уже при Хрущеве, в Дом Кристиана Диора пришел Ив Сен-Лоран, который ввел в моду крупные банты, гипюр и силуэт линии Y. В СССР ни о каком New Look’е не могло быть и речи вплоть до смерти Сталина в 1953-м году. Да и позднее все это по-прежнему оставалось вне кругозора советской женщины, представления о моде которой продолжали ограничиваться трофейной и китайской модой.

Окончательно стиль New Look утвердился в СССР только в 1956-м, с выходом на экраны фильма «Карнавальная ночь», в котором Людмила Гурченко одета в модель Диора, предложенную им в 1947-м.

Однако, как бы то ни было, по после смерти Сталина железный занавес стал понемножечку приоткрываться. Сначала за границу выпустили на соревнования советских футболистов. Затем на гастроли поехал Большой театр – вся труппа с оркестром. Затем цирк, ансамбль Моисеева, ансамбль "Березка"… На протяжении всех 1950-х гг. выездные артисты и спортсмены служили основным каналом проникновения в страну западных модных веяний – они привозили не только новые идеи и впечатления, но и товары на продажу.

Самой элегантной женщиной в СССР считалась, безусловно, Любовь Орлова. Многие свои туалеты она шила и перешивала сама.




На фото: Кинозвезда Любовь Орлова в модном открытом платье
с широкой многослойной юбкой в стиле моделей Кристиана Диора.
Многочисленная бижутерия, золотые браслета и бриллиантовые
кольца, грим, прическа и маникюр свидетельствуют о большей
женственности в советской моде 1950-х гг. Москва, 1952 г.


Рядовая советская женщина 1950-х гг. выглядела практически так же, как и в 1940-е, т.е., попросту, старомодно. Плечики, вышедшие из моды на западе в 1947-м, в СССР не снимали до 1959-го г. В образе советской женщины очень медленно и понемногу начинают проступать черты сексапильности, которыми образ западной женщины блистал все 1950-е гг. Так, в 1953-м г. в СССР отменяют запрет на декольте, и Всесоюзный дом моделей одежды выпускает коллекцию платьев с вырезом. Возникает практика показов моделей в клубах и домах культуры.

Приветствовались в предлагаемых моделях дешевизна тканей; незамысловатость и ограниченное число деталей кроя; рентабельность их в производстве и удобство в эксплуатации. Во всем необходимо было строго придерживаться ГОСТов. Копирование с западных журналов запрещалось. Позволялось взаимодействовать только с модными журналами стран социализма – Болгарии, Польши, ГДР, которые, в свою очередь, ограниченно перепечатывали западные модели. Таким образом, мировые модные тенденции опосредовано все-таки проникали в СССР, но происходило это с безнадежным отставанием.

Показы и съемка для отечественных журналов были организованы непрофессионально – модели самостоятельно причесывались и гримировались, не существовало культуры модной фотографии, все делалось практически кустарно.
Над модниками и модницами по-прежнему смеялись, это не поощрялось. Общественным мнением культивировался образ женщины-труженицы, которой чужды «тряпичные» интересы буржуазных бездельниц. Характерной приметой того времени были создававшиеся всеми домами моделей специальные сельские и рабочие коллекции – одежда для доярок, птичниц, штукатуров и т.д. Проводились специальные "рабочие показы".




На фото: Советские модели в рабочей одежде для уборщиц
и доярок, показанной на международной выставке моды
в Будапеште в 1955г.


Советская детская мода также была унифицирована. Школьная форма была обязательной для всех учащихся. Девичья форма была слепком с дореволюционного образа гимназистки – коричневое платьице, черный повседневный и белый парадный фартучек – в середине 1950-х советская школьница должна была выглядеть точно так же, как гимназистка 1913-го года. Огромную проблему представляло в ту пору белье для детей, которого в СССР попросту не выпускалось, поэтому дети ходили в перешитом взрослом белье, не подходящем по размеру.

Событием, ставшим поистине культурным шоком для всей советской страны, стал Фестиваль молодежи и студентов, состоявшийся в 1957-м году в Москве. Это cамым непосредственным образом отразилось на отечественной моде. Появились первые фарцовщики – люди, профессионально занимавшиеся перепродажей заграничных вещей. Термин «фарцовщик» происходит от искаженного английского «for sale», т.е. «на продажу».

В 1959-м году в СССР состоялся первый после показа Поля Пуаре в 1911-м году западный показ мод – был приглашен Кристиан Диор. Проходил этот показ в ДК "Труд". Манекенщицы были француженки.




На фото: Манекенщицы в нарядных бальных платьях,
выполненных под влиянием парижских мод.
Будапешт, 1955 год.


Модельеры русского происхождения, уехавшие после революции, продолжали в то время успешно работать в разных странах. Одна из них, Грохольцева, долго работавшая в Харбине, после войны вернулась в СССР, и была назначена главой Рижского дома моделей. Вот почему рижские моды считались в тот период верхом совершенства – ими руководил профессиональный дизайнер. Более того, родная сестра Грохольцевой, жившая в Сан-Франциско, регулярно присылала ей в Ригу журнал "Вог", так что неудивительно, что рижские моды отличались необычайной актуальностью и изысканностью.

К этому периоду относится появление чулок-паутинок. Конечно же, они были большим дефицитом, их носили подолгу, по мере возможности зашивали, замазывали лаком и даже поднимали спустившиеся петли. Первые колготки появились в США в 1960-м году, но в СССР только в 1969-м.

Текстиль в 1950-е сильно изменился – в моду вошли абстрактные рисунки и, как актуальная примета времени, рисунки в форме ядерного гриба. Вообще форма гриба – в шляпах, в абажурах, в дизайне мебели – была в этот период очень популярна.

Модельеры русского происхождения продолжали иметь большой вес и влияние в мире мировой моды в 1950-1960-е гг., хотя в СССР, по понятным причинам, об этом известно не было.

В Европе продолжали работать русские модные дома – например, дом нижнего белья "Хитрово" в Париже. Этот дом специализировался на выпуске эксклюзивного белья, пеньюаров, рубашек из натурального шелка, с богатым дорогостоящим ручным декором.

Другое известное русское имя в мире западной моды – Валентина Николаевна Савина, работавшая в 1930-40-50-е гг. в Нью-Йорке. Американцы считали ее самой европейской из всех американских создателей моды. Она создавала образы многих звезд своего времени, например, Греты Гарбо. Именно Савиной принадлежит знаменитая фраза "Норка - только для футбола" – она носила исключительно соболя, а норку считала простецким мехом для посещения футбольных матчей.

Еще одним знаменитым русским домом в Париже был дом "Лорбелен", который специализировался на узких корсетных платьях в стиле New Look. Именно в доме "Лорбелен" был создан знаменитый каучуковый корсет для Марлен Дитрих, в котором она запечатлена на большинстве известных фото – у актрисы была некрасивая очень плоская фигура, и корсет придавал ей недостающие формы. Все портнихи в "Лорбелен" были русские.




На фото: Манекенщица в модельном платье из коллекции
Дома Кристиана Диора во время показа в Москве, 1959 г.


Главным женским образом на Западе в эти годы является, безусловно, Жаклин Кеннеди. Мало кому известно, что создателем ее образа был выходец из России, петербургский дизайнер Олег Кассини, эмигрировавший после революции сначала во Францию, а затем и в Америку. Именно его выбрала Жаклин Кеннеди в качестве личного дизайнера, так что с полным правом его можно назвать автором одной из икон стиля ХХ века.

Ирина Голицина, русская эмигрантка – дизайнер моды, которая до сих пор живет в Риме, была очень популярна в 1950-е и особенно 1960-е гг. Именно она предложила женский брючных костюм-пижам, который получил название "палаццо" и представлял собою парчовую пижаму-клеш.




На фото: На Всемирном фестивале молодежи и студентов.
Девушки одеты в широкие юбки стиля Нью Лук, мужчины
в цветных рубашках. Москва, ВДНХ, 1957 г.


В 1957-м г. умер Кристиан Диор, а с ним ушел и стиль. Модный силуэт претерпел существенные изменения – на смену жестко приталенному пришло прямое платье, лидирующие позиции заняло т.н. «маленькое черное платье». Изменились и прически, уступив место высоким пучкам на голове, которые назывались "Бабетта" по имени героини Бриджит Бардо в фильме "Бабетта идет на войну". Прическа-бабетта очень прижилась в СССР, ее очень любили носить актрисы и певицы того времени – Светлана Светличная, Лариса Голубкина, Майя Кристалинская, Людмила Зыкина и др. В СССР одинаково модными были две разновидности бабетты – просто высокий начесанный пучок и плетеный пучок, который назывался "хала", потому что напоминал пышный плетеный хлеб.

Едва ли не единственным гламурным женским образом СССР того времени была Майя Плисецкая. Она была первой советской артисткой, которую сфотографировал журнал "Вог". До нее в "Воге" появлялось множество русских женщин, но все они были эмигрантками. Плисецкую снимал знаменитый американский фотограф Ричард Аведон, номер с ее фото произвел настоящий фурор на Западе.




На фото: Прима-балерина Майя Плисецкая в атласной блузке
с запахом-кимоно и со светлым лаком на ногтях.
Фотография Г. Вайля, Москва, 1956 г.